Порно рассказы и секс истории

Не введи нас во искушение. Повесть. Часть вторая

не выдержала моего натиска, и я почти полностью повторил знаменитую сцену из фильма «Психо» Хичкока. Выбравшись из ванны и потирая ушибленное колено, я пшикнул на себя «Ёджи Ямомото» и потрусил в комнату: у меня было в запасе главное орудие контроля за ситуацией. В ванне, в пылу борьбы с самим собой я внезапно вспомнил о видеокамере, установленной в комнате, где сейчас проходил эксперимент под условным названием «Неприступная Крепость или Дитя Порока».

Войдя в комнату, я огляделся и осторожно прислушался. Чья-то заботливая рука погасила в комнате свет, и кругом царил полумрак, лишь освещаемый льющимся из окна светом молодой луны. Ничего не было слышно и я на цыпочках приблизился к спальне, приложив ухо к двери и весь превратившись в слух. Предательски скрипнула половица, и я замер, присев около двери, ведущей в Замок Сладострастия. Я чувствовал себя Тайным Наблюдателем у покоев Королевы.

— Дорогой! Не подслушивай и ложись отдыхай! У нас все хорошо! — донесся из спальни голос Кристины, вмиг рассеяв все мое сказочное настроение.

— Я Я из ванны! — сказал я, превратившись из Сыщика в Капитана Очевидность, — и я ложусь спать! — На всякий случай соврал я.

Мне никто не ответил. «Ну и хрен вам!», мысленно сказал я и, забравшись под одеяло, достал дрожащей рукой мобильник. Дважды уронив его на кровать в попытке включить обзор с камеры, я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Успокоившись, я запустил, наконец, нужное приложение и вперился в экран смартфона. Неожиданный ракурс, показывающий комнату и находящихся в ней людей сверху, сначала несколько дезориентировал меня, но я быстро адаптировался к изображению на экране. В спальне горел ночник, стоящий на прикроватной тумбе, который давал ровный свет, позволяющий хорошо разглядеть мою жену и Андрея.

То, что я увидел, сперва немного разочаровало меня: Кристина и мой друг сидели на кровати напротив друг друга, скрестив ноги в позе «лотоса», и о чем-то говорили. Оба были раздеты. Точнее, голый сидел только Андрей, бросив банное полотенце рядом с собой на кровать. Кристина была обнажена только наполовину: ее накидка была неизвестно где, и лишь прозрачная комбинация прикрывала ее низ, да и то — чисто символически: если уж мне был виден ее бритый лобок между скрещенных ног, то можно было себе представить, что наблюдал Андрей. Кристина что-то говорила, поглаживая свои груди руками, а Андрей отрицательно качал головой.

«Вот дурень!», подумал я про себя, «Там же звук еще есть!». Я убрал громкость на минимум, боясь спалиться «в начале славного пути», и включил микрофон. Постепенно прибавляя громкость, я наконец-то стал разбирать их голоса.

— гласен с тобой, что плоть слаба, — говорил Андрей, — но есть высшая сила, которая позволяет справиться с искушением, — это любовь!

— Что есть любовь? — не унималась Кристина, и вдруг протянула руку к его члену, который ракетой торчал у него между ног, — скажи: ты любишь, когда к тебе прикасаются вот так? — И провела по основанию члена пальчиками, сжав мошонку.

— Люблю, — сказал Андрей, отводя руку Кристины в сторону, — но это ничего не доказывает, и к любви не имеет никакого отношения.

— Имеет, и самое прямое, — возразила Кристина, — это называется плотская любовь. И мы ею сейчас занимаемся, — добавила она и вновь сжала член Андрея рукой.

Мой член отозвался на это пожатие, словно жена ласкала его, а не какой-то посторонний елдак: он стал быстро наливаться от всего увиденного и услышанного. Я смотрел на экран, стараясь не пропустить ни звука.

— Ничем мы не занимаемся, — возразил Андрей, однако руку Кристины со своего члена не убрал, — мы просто переливаем из пустого в порожнее.

— Что может помешать мне продолжить ласку? — не унималась Кристина, потихоньку подрачивая член Андрея. Легкий озноб пробежал по моему телу, и я, вооружившись своим, стоящим как кол, инструментом, старался не отставать от своей жены.

— Моя любовь к Марине, — просто сказал Андрей, и попытался сжать колени, — секс по любви от обычной «физкультуры», которую ты мне сейчас предлагаешь, отличается также, как завтрак бедняка от трапезы князя.

— Я тебе ничего не предлагаю, — сказала Кристина и, раздвинув его ноги, расставила их по обе стороны от себя, — это будет твой самостоятельный и осознанный выбор.

— Не будет, — сказал он, и вдруг откинулся на спину, предоставив моей жене ласкать его достоинство как ей заблагорассудится.

«Что-то твои слова расходятся с делом, велеречивый ты мой», подумал я, во все глаза следя за тем, как Кристина «гоняет шкурку» Андрея, сидя перед ним с широко расставленными ногами. Затем Кристина вдруг пододвинулась к Андрею, он сдвинул ноги, и она села на его бедра. Я напрягся: мне показалось, что сейчас произойдет непоправимое и все уверения жены и стойкость Андрея полетят в тартарары.
Но нет! — Кристина, обхватив член моего друга поближе к основанию, стала водить его головкой по своим срамным губам: даже «с потолка» мне было видно, как блестит ее промежность от выделений.

— А так тебе нравится? — не унималась жена, то теребя головкой члена свой клитор, то водя ею вокруг половых губ, — или по-прежнему будешь утверждать, что твоя любовь к Марине не дает тебе возможности ощутить всю прелесть моих прикосновений, и получить удовольствие от ласк другой женщины?

Я не смог разобрать что ответил ей Андрей, его голос зазвучал вдруг слишком тихо, но реплика Кристины расставила все на свои места.

— Ты что, молишься? — растерянно сказала Кристина, и вдруг подалась вся к нему, не выпуская свою новую «игрушку» из рук, — милый, сбрось уже эти оковы предрассудков, и насладись моими прелестями! Ведь ты хочешь меня, я знаю! — и, схватив его руку, потянула к своей груди.

Я с замиранием сердца следил, как Андрей, привстав на локте, осторожно обхватил грудь Кристины рукой и стал мять ее, подолгу задерживаясь на ее возбужденных сосках. Ее фраза «Милый», адресованная чужому мужчине, занозой застряла в моем разгоряченном мозгу, и пульсировала в висках до тех пор, пока не потеряла всякий смысл. Что-то оборвалось внутри меня: мне казалось, что ласковое слово, сказанное моей женой искренне, но адресованное не мне — похлеще ее игр с чужим членом: в конце концов, это действительно только плоть

Андрей уже полусидел на кровати, обхватив руками обе груди Кристины, которая продолжала опасную игру с его членом в непосредственной близости от своих «ворот». Вдруг он потянулся губами к ее лицу. Кристина слегка отстранилась и сказала:

— Ты хочешь поцеловать меня? — Андрей молча сжимал груди моей жены, не произнося ни слова.

Кристина схватила руки Андрея, которыми он играл с ее грудями, и опустила их себе между ног. Потом сама потянулась к его губам, и когда они должны были вот-вот слиться в своем первом любовном поцелуе, опять ушла от него, задав почти тот же самый вопрос:

— Хочешь поцеловать меня?

— Да, — чуть слышно сказал Андрей, так, что я еле разобрал его признание.

— Ты любишь меня? — спросила Кристина, снова взявшись за его налившееся желанием достоинство, и стала медленно водить им по своей промежности. Андрей молчал, и только искал ее губы для поцелуя.

— Скажи, — не унималась Кристина, уворачиваясь от его губ, и вдруг со вздохом откинулась назад на его ноги.

Я с предельной ясностью наблюдал, как Кристина раздвигает его раздувшейся сиреневой головкой свои половые губы: сначала большие, проводя ею сверху до низу, а затем и малые, которые плотно облепляли его плоть влажными лепестками. Она, то подолгу задерживалась на клиторе, теребя его уздечкой налитого члена, то, приподнимая бедра, ласкала свой анус, крепко прижимаясь своей маленькой дырочкой к его головке, липкой от выделений. И беспрестанно, словно в бреду, извиваясь на его теле с закрытыми глазами, твердила: «Скажи Скажи Скажи, что любишь меня!».

Я не выдержал этой пытки и, сдерживая сладострастный стон, выстрелил густой струей прямо в постель, не заботясь о том, куда попал. Телефон выпал из моих рук, а я лежал и сдрачивал все, что накопилось, корчась под одеялом, как школьник, который только что посмотрел свое первое в жизни порно Потом, несколько брезгливо завернул простыню, прикрыв следы «преступления», и подобрал выпавший телефон.

Картинка почти не изменилась, с той только разницей, что Андрей и Кристина теперь уже сосались вовсю, словно изголодавшиеся звери. Друг тискал мою жену за все места, куда мог дотянуться, и Кристина не уступала ему в ответных ласках. Мне было досадно, что я пропустил его признание в любви к моей жене, если это вообще имело место — может просто не выдержала сама Кристина. Я знал, как она любит целоваться.

— Мой милый, милый, милый друг, — Кристина покрывала все лицо Андрея поцелуями и шептала так тихо, что мне пришлось прибавить звук, — ты хочешь меня так же сильно как я тебя?

«Твою мать!», мысленно выругался я, и встал с кровати. Пора было прекращать эту вакханалию похоти: я уже отстрелялся, ничего нового я не увижу, кроме ебли моей жены с моим же другом — чего видеть мне как раз не хотелось. Хоть я и не услышал признаний в любви, но, судя по реакции Андрея — «враг» уже сломлен и дело близится к соитию. Я выключил камеру и только успел добраться до спальни, как вдруг тишину ночи прорезал телефонный звонок. Я подпрыгнул от неожиданности, подумав сперва, что зазвонил мой телефон. Но звук доносился из-за закрытой двери, и я бросился обратно на диван, лихорадочно включая камеру на ходу.

— Да Здравствуй, Марина! Здравствуй, милая моя! — вдруг неожиданно громко «заговорил» телефон, и я быстро убавил громкость, — конечно соскучился, любимая!

На экране моя Кристина, все еще сидя на бедрах Андрея, смотрела на него тяжело дыша, и гладила его волосы, пока тот разговаривал со своей супругой.

— Почему не позвонил? Я же днем тебе звонил! А, после встречи с Эльдаром Ну, знаешь, как бывает Пока в ресторане с ним болтали, пока то да се Нет, я не в гостинице Да, у Эльдара дома Какие бабы! Ты что У Эльдара дома жена, Кристина О чем ты говоришь Конечно, люблю тебя

На этих словах Кристина решительно взяла его член, который и не думал падать, и стала опять водить им по своей промежности. Андрей постарался уклониться от этой игры, посчитав ее сейчас совершенно неуместной, но Кристина была упряма и непреклонна. Я видел, что она стала погружать его головку в себя глубже обычного — на каждое его признание Марине в любви:

— конечно люблю, о чем ты говоришь! [Кристина ввела его член на «пол-шишечки"] Марина, ты же знаешь, что я испытываю к тебе [член погрузился на всю головку] Скучаю ужасно и люблю

Кристина выразительно посмотрела на Андрея и вдруг вплотную прижалась к нему низом живота: член въехал в нее, как «по маслу» на всю длину и Кристина, уже не владея собой, заерзала на нем, ища губы Андрея для поцелуя. Я так обомлел и увлекся игрой Кристины, что пропустил момент их соития. Точнее не пропустил, а не остановил их, так как сам страстно желал его! Он, как редкий кадр фотопленки навсегда отпечатался в моем
Страница 2

Подборка порно рассказов:

Нега

Люблю я утрeннюю нeгу, Кoгдa в истoмe снится ктo-тo: Кaкoй-тo oбрaз смутнo нeжный Вдруг будoрaжит мимoлётнo. Тaк мaнит прeлeстями зримo, Чтo вoт oни: вoзьми пoтрoгaй И прoлeтaeт тут жe мимo Свoeй, нeвeдoмoй дoрoгoй. И ктo oнa, сoвсeм нe знaю, Кудa зoвёт, мнe нeпoнятнo Нo я o нeй ужe мeчтaю, Купaясь в oбрaзe приятнoм. Я к нeй тянусь душoй..

Рыжеволосое ничтожество

Дaлeкo нe всeгдa чeлoвeк рeшaeтся нa тo, чeгo жaждaл всю жизнь, eсли этo прoтивoрeчит oбщeствeннoй мoрaли. Oсoбeннo, eсли этo кaсaeтся жeнщины. Мнe пoтрeбoвaлoсь 23 гoдa, чтoбы прийти к тoму, к чeму я пришлa нa дaнный мoмeнт. Мысли o тoм видe изврaщeний, o кoтoрых я пoвeдaю вaм, пoсeтили мeня в 19 лeт. Нa дaнный мoмeнт мнe ужe 42 гoдa. Дoлгиe гoды вo мнe кoпилaсь стрaсть прeдстaть в сaмoм уничижитeльнoм видe пeрeд..

Непорочный треугольник

В кoмнaтe стaнoвилoсь хoлoднo. Кoндициoнeр бeспoщaднo гудeл и кaзaлoсь рeшил прeврaтить нoмeр в хoлoдильную кaмeру. Нaстeнныe чaсы пoкaзывaли чeтвeрть oдиннaдцaтoгo. Oгни сoсeднeгo oтeля зaливaли кoмнaту мягким свeтoм и прeдмeты в кoмнaтe oтчeтливo рaзличaлись. Aннa oбoшлa мягкий пуфик, oбитый чeрным кoжзaмoм и oткрылa рaздвижную стeклянную двeрь бaлкoнa. Кoмнaтa срaзу нaпoлнилaсь шумoм oкeaнa..