Порно рассказы и секс истории

Дегустация

Был вечер пятницы, Андрей находился дома и с удовольствием возился со своими любимыми детьми — с сыном и дочкой, играя с ними в прятки. Выбор игры был, как всегда, за одиннадцатилетним Артемом: при папином росте в 180 см найти его никогда не представляло особого труда, куда бы он не прятался. Иногда — как и на этот раз — к играм присоединялась его старшая дочь, Ирина. Несмотря на то, что она была уже взрослой и самостоятельной девушкой, она не могла отказать себе в удовольствии подурачиться с любимым папкой: когда еще поиграешь в прятки в девятнадцать лет? В детскую комнату просунула голову его жена Оля, и громким шепотом спросила:

— Папа, ты здесь?

— Нету меня, — ответил Андрей, нехотя вылезая из-за шторы, — блин, спрятался, называется Чего тебе?

— Ну, прости милый, — Оля подошла к мужу и, приподнявшись на цыпочки, чмокнула его в губы, — я не знала, что ты прячешься здесь. Причем, так оригинально. Просто звонила моя подружка, Лариска, и пригласила нас с тобой сходить вечером на дегустацию чилийских вин. К ним на работу сомелье прилетел из Чили: они хотят продвигать свою продукцию на нашем рынке.

— А что, в Чили делают хорошее вино? — удивился Андрей, ласково гладя жену по голове.

— Не знаю, видать, делают, — Оля прижалась к груди Андрея: с ее миниатюрным ростом выше она просто не доставала, — завтра ведь выходные, можем немного расслабиться. Все равно на халяву.

— Пошли, — улыбнулся Андрей, и коснулся попки супруги, — ты, конечно, наденешь то красное платье с люрексом? — скорее утвердительно спросил он, — а мне что на себя напялить?

— Можешь идти в этом трико, — ответила Оля, и убрала его руку, — ты так сексуален в нем, дорогой. С этими пузырями на коленях.

— Папка? Ты почему еще не спрятался?! — наперебой загалдела вбежавшая в комнату детвора.

— Я спрятался. За маму, — ответил Андрей.

Мама Оля была скромной и стеснительной женщиной — за это, отчасти, и полюбил ее Андрей когда-то. Ее робость и смущение, которое проявлялось в ней, когда дело доходило до интимной близости, заводило Андрея не меньше, чем та неукротимая страсть, которая каждый раз вспыхивала в Оле под воздействием алкоголя. В ней словно просыпалась другая женщина, будто проступало второе «я»: это уже была сильная, властная, любвеобильная самка, с горячим желанием предающаяся плотской любви, словно это последний секс в ее жизни.

Андрей с удовольствием пользовался этой метаморфозой супруги — «два в одном» — получая, при желании, в свое распоряжение то скромную прелестницу, то страстную нимфоманку, при помощи винных паров приводя ее «в боевую готовность». Несмотря на цель их мероприятия, Андрей практически не волновался, что жена «съедет с катушек»: он где-то слышал, что на дегустации много не выпьешь, да и на людях Оля всегда вела себя вполне благопристойно.

Она действительно надела то самое вечернее платье красного цвета, которое переливалось и «искрило» многоцветьем ярких вспышек: оно очень шло ей, симпатичной блондинке с прической «каре», и плотно облегало ее точеную фигурку, которую она смогла сохранить несмотря на рождение двоих детей. Ее небольшая красивая грудь вызывающе проступала через яркую ткань, хотя фасон платья был более, чем целомудрен: с закрытым горлом и длиной чуть ниже колен. К своим сорока годам супруга Андрея выглядела просто великолепно.

Андрей же отдал предпочтение своему повседневному костюму темно-серого цвета: он не хотел выглядеть каким-то пижоном или ценителем продукта чилийских виноделов, которым он не являлся. Дегустация была назначена на шесть часов вечера, и супруги выдвинулись из дома около пяти, чтобы не опоздать. «А то все без нас выпьют», объяснял Андрей свое нетерпение, поторапливая жену.

В огромном холле торговой компании их встретила Лариса — подруга жены. Она работала старшим менеджером отдела сбыта и на нее легло бремя встречи иноземного гостя и организация вечернего мероприятия. Высокая брюнетка в черном пиджаке и короткой мини-юбке, доходящей до середины бедра, сразу привлекла внимание Андрея. И не только его: когда Лариса проводила их в конференц-зал, где через несколько минут должна была начаться дегустация, мужчины, находящиеся уже там, внимательно следили за ее перемещениями в пространстве.

— Фи, — фыркнула Оля, ревниво следя за подругой, которая, играя бедрами, переходила от одного гостя к другому, и, мило улыбаясь, о чем-то с ними говорила, — я бы никогда не надела такую короткую юбку. Это, в конце концов, неприлично! Правда, любимый?

— Да уж, — не очень уверенно протянул Андрей, не сводя глаз с Ларисы, — по меньшей мере, это нескромно. Слушай, а что: у нее под пиджаком ничего нет? — Выпалил вдруг Андрей, и осекся.

— А то ты не видишь, — хмуро сказала Оля, — вон, сиськи какие отрастила! Уже вываливаются из пиджака

Двери зала распахнулись, и в комнату грузно вошел Карабас-Барабас: это был здоровенный мужчина в светлом костюме с «импортным» смуглым лицом, заросшим черной щетиной и бородою до середины груди. Он остановился посередине помещения и приветливо оглядел присутствующих. Следом за ним вошла в зал миловидная девушка в коротком черном платье, и что-то сказала гостю. Лариса протянула руку в направлении вошедших, и громко сказала:

— Господа! Разрешите представить Вам нашего гостя: Хуан Карлос Эстебан!

— Лидер наркокартеля из Колумбии, — добавил шепотом Андрей, наклонившись к уху супруги.

— Тише ты! — зашикала на него Оля, восхищенно глядя на иноземца, который после его представления собравшимся скромно поклонился.

— Мария, переводчица с испанского, — скороговоркой добавила Лариса и махнула рукой на девушку в черном платье. — Господа! Прошу всех к столу!

Посередине зала для конференций размещался большой овальный стол со стульями; в торце его, около стены висел от потолка до самого пола огромный трехметровый экран. В начале стола стоял большой поднос с бокалами для вина, перевернутыми вверх дном. Рядом с ним возвышалась деревянная коробка-чемодан внушительных размеров. В помещении находилось около пятнадцати приглашенных, в основном, мужчин: девушек было только трое — Оля, Лариса и Мария. Гости быстро расселись, и Хуан Карлос подошел к деревянному чемодану, и произнес короткую речь на испанском языке, похлопывая по ящику волосатой рукой.

Со слов переводчицы стало известно, что чилиец сегодня познакомит присутствующих с пятью разновидностями вин, сделанных из винограда, который произрастает только на Чилийском побережье. Переходя от слов к делу, Карабас достал из вожделенного ящика темную бутылку с белой этикеткой.

— «Казильеро дель дьябло»! — с гордостью провозгласил он, и профессионально открыл бутылку, как заправский фокусник, достав штопор из ниоткуда.

— Он сам похож на Казильеру, — сказал Андрей супруге, и протянул бокал Марии, которая взялась разливать вино по кивку чилийца.

— Ага, — неопределенно ответила Оля, внимательно слушая Ларису, которая сидела рядом с ней.

Подруга что-то быстро говорила на ухо Ольге, и косилась на бородатого сомелье. Ольга иногда вскрикивала «Да ладно!» и тоже косилась на чилийца. Андрей заметил, что к концу разговора щеки у его жены стали в цвет платья. Оля, как школьница, обычно краснела, если слышала какие-то скабрезности.

Вина плеснули, дай Бог, на один глоток, и Андрей, опрокинув бокал, быстро проглотил содержимое, осторожно оглядевшись по сторонам. Остальные участники дегустации пить вино явно не торопились: большинство смаковали его, перекатывая рубиновую жидкость во рту, и восхищенно кивали друг другу. Лишь пара человек, не считая Андрея, так же быстро «отстрелялись», и уныло сосали во рту виноградины, которые в изобилии лежали на тарелках — для «очистки» вкуса при переходе к следующей разновидности вина.

Бухло наливали по чуть-чуть, но регулярно, перемежая новые сорта историей их создания, и сопровождая пояснительными слайдами на экране. Постепенно Андрей стал приходить в благодушное

настроение. Оля сидела рядом и болтала с Ларисой: девушки перешептывались и смеялись, не забывая, время от времени, дегустировать все новые и новые сорта вин. Подруга жены тоже раскраснелась, и Андрей обратил внимание, что под пиджаком у Ларисы действительно ничего не было: когда она нагибалась над столом, он с легкостью мог разглядеть ее сочные груди; один раз даже мелькнул ее темный и почему-то возбужденный сосок.

Бородатый Бандидос выхватил волосатой рукой последнюю бутылку из коробки, и что-то проникновенно сказал, глядя на переводчицу масляными глазами. Мария слегка покраснела, кивнула, и перевела:

— Это вино, как любовный напиток, принято пить с девушкой «на брудершафт»!

Разлив бутылку по глотку всем присутствующим, Маша вернулась к своему Хуану, и обвила его руку, которая была размером с ногу молодого теленка. Андрей повернулся с бокалом к своей жене, чтобы принять участие в правильном распитии любовного напитка, и остолбенел: Оля уже переплелась с Ларисой руками, и девушки жадно пили вино с закрытыми глазами. Остальные гости криво улыбались и пили вино так, без всяких «брудершафтов».

Андрей залпом выпил «напиток любви», даже не почувствовав его вкуса, и с замиранием сердца уставился на «сладкую парочку». Поставив бокал на стол, Лариса обвила голову его жены рукой, и приникла своими губами к ее влажному рту. Сначала Оля была напряжена, и как бы отстранилась от нее, но потом ответила на поцелуй подруги. Она положила руку на грудь Ларисы, но тут же быстро отдернула ее. Андрей видел, что его жена целовалась с удовольствием и это уже не было похоже на традиции брудершафта. Время словно перестало существовать для двух целующихся женщин.

«Ни хрена себе!», подумал Андрей и почувствовал, как его член стал наливаться силой. Андрей покосился на иностранца: Хуан Карлос, без всяких условностей обхватил Марию одной рукой за ягодицы, отчего ее и без того короткое платье задралось до неприличия, а другой прижал ее голову к своей бороде. Андрей заметил, что девушка тоже сначала упиралась, выставив руки перед собой. Потом они безвольно обмякли и повисли вдоль тела, а затем Маша и вовсе обхватила голову иностранца, отвечая на его поцелуй со страстью, на которую способны только русские девушки.

Гости, сидящие за столом, смущенно закашляли, и парочки целующихся, наконец, отстранились друг от друга. Хуан Карлос Эстебан, вытерев рот рукой, что-то сказал, пунцовой от смущения Марии, и извлек из ящика дюжину разнокалиберных бутылок.

— Хуан Карлос говорит, что теперь можно просто пить, наслаждаясь вкусом настоящего чилийского вина, — пролепетала Маша, и все присутствующие заметно оживились.

Андрей подхватил бутылку «Казильеры», вкус которой он запомнил потому что она была первой: все остальные вина сплелись у него в одну непрерывную, сладковато-терпкую нить. рассказы эротика Остальные ценители сгрудились вокруг батареи бутылок, выбирая понравившиеся себе сорта. Хуан Карлос терпеливо открывал для гостей бутылки из своих чилийских
Страница 1

Подборка порно рассказов:

Общественный интим

Рaскрoю вaм oдин мaлeнький сeкрeт. Мужчины зaнимaются oнaнизмoм пoчти всю свoю сoзнaтeльную жизнь — я уж мoлчу o бeссoзнaтeльнoй — дa, этo прaвдa. Тo чтo oни вaм гoвoрят — этo всe дудки! В дeйствитeльнoсти всe oбстoит нeскoлькo инaчe нeжeли нa слoвaх. Oни, зaчaстую, oстaвaясь нaeдинe с сaмими сoбoй нe мoгут дoлгo тeрпeть и пeрeдeргивaют зaтвoр, при любoм удoбнoм случae. Oбщeствeнныe туaлeты..

Парадокс фригидности

1. Скрип скрип скрип — стaрeнькaя сoфa в сoсeднeй кoмнaтe ритмичнo стoнeт в тишинe нoчнoй квaртиры в тaкт фрикциям. Oнa рaздрaжeннo вoрoчaeтся в пoстeли, пытaясь игнoрирoвaть пикaнтныe звуки: «Сoвсeм oбoрзeли. Хoть бы стыд пoимeли, нe oдни в квaртирe! — вoспoльзoвaвшись oтъeздoм рoдитeлeй, брaт oстaвил свoю пaссию нa нoчь. Тeпeрь кoрoвa Людкa вдoхнoвeннo oхaeт пoд рaздoлбaeм-рoдичeм, a..

Моя жена Алиса. Продолжение...

Спустя нeкoтoрoe врeмя Aлисa сaмa скaзaлa, чтo у нaс в выхoдныe oжидaются гoсти, нo ктo придeт нe скaзaлa дa и нa всe мoи вoпрoсы oнa oтвeчaлa лишь — Всe узнaeшь пoзжe шлюшкa И в пятницу, я былa дoмa и пoкoрнo ждaлa вoзврaщeниe жeны с рaбoты. Aлисa пришлa рaньшe oбычнoгo и ничeгo нe гoвoря впoпыхaх ушлa в душ. Выйдя примeрнo чeрeз пoл чaсa — Иди тeпeрь ты и пoбрeйся кaк слeдуeт! Я пoкoрнo..